Gravitation. Книги, музыка, любовь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gravitation. Книги, музыка, любовь » Фан-Фики » С днем рождения,мр.Президент!


С днем рождения,мр.Президент!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Сегучи заработался до поздней ночи. Как в былые времена. С тех пор, как Nittle Grasper воссоединился, у него снова стало не продохнуть работы, впрочем, как и всегда. Закончив с аранжировкой для новой песни, которую Рюичи написал не далее, как сегодня днем, Тома содрал наушники с головы, и решил все-таки, что с него на сегодня хватит. Да и, сказать по правде, его мысли были заняты сейчас далеко не работой… Он думал о том, что Юки Эйри и Шиндо Шуичи сейчас скорей всего… Проклятье. И с какой стати ему взбрело в голову думать об этом сейчас??
А с такой самой стати, что на улице темно, в окна тарабанит дождь, и в голову лезут всякие мысли, и Тома думает, думает, куда ему пойти, а идти домой - все равно, что взять, и отказаться от сна на всю оставшуюся ночь.
С этими невеселыми мыслями, Тома взял пальто с вешалки и, погасив свет, выскользнул за дверь. Каблуки ботинок одиноко простучали по опустевшим коридорам звукозаписывающей студии, холодный, насквозь пропитавшийся дождем, полумрак улицы принял Тому в свои объятия. Он повернулся, проигнорировав мысли о машине и об уютном тепле дома, и неторопливо зашагал вдоль улицы.
Обычно такая оживленная, ночная жизнь в Токио словно бы немного стихла, укрывшись серебристой завесой дождя, который за весь день уже основательно всех доконал, и Тома не был исключением. Ноябрь… Девятнадцатое число, нет, уже двадцатое, подумал Тома, глядя, как цифры больших электронных часов на пересечении улиц, сменяются, высвечивая 02:31.
От дождя спасала только шляпа, но и она быстро промокла. Тома стащил ее с головы и нырнул в ближайшую дверь. Тихо звякнули колокольчики. Внутри было тепло и сухо, и одно это уже радовало. Звучала какая-то музыка, громкий ритм приятно забился в ушах, выгоняя лишние невеселые мысли. В центре – танцпол, забитый явно не слишком трезвыми молодыми людьми в разноцветной одежде. Светомузыка мелькает перед глазами. Тут и там белая одежда островками неона вырисовывается на поверхности приятного полумрака. Куда это он попал? А, не важно… По крайней мере, здесь не надо ни о чем думать.
Подойдя к стойке, Тома спросил темноволосого бармена, что у них самое крепкое.
- Могу посоветовать ром, текилу, саке, - пожал плечами бармен, неопределенно улыбаясь Томе. – Зависит от того, хотите ли вы проснуться завтра утром…
Тома посмотрел на него большими глазами, и бармен рассмеялся.
- Не беспокойтесь, юмор у меня такой, - подмигнул он. Тома улыбнулся.
- Мне все равно, проснусь ли я.

Сидя в машине, Кей нервно курил, поглядывая на часы. Вообще-то он обычно не курил, то есть курил, но никто об этом не знал, потому что курил он главным образом тогда, когда думал о Сегучи либо следил за ним. Впрочем, салон уже настолько пропах табачным дымом, что скоро он перестанет выветриваться вообще, и кто-нибудь да узнает, что он пристрастился к сигаретам…
Нет, ну и какой черт понес Тому в этот клуб? Он что, всегда шляется по ночным клубам, когда больше нечего делать??? Я думал, он поедет сегодня домой, в гостиницу, спать, куда угодно, но не в клуб же… Ну зачем ему надо быть таким непредсказуемым? И что мне теперь делать? Войти туда вслед за ним, как ни в чем ни бывало? Мало ли, что. Он уже полчаса не выходит оттуда, и вряд ли собирается. Вот я здесь сижу, а он сейчас там себе кого-нибудь подцепит… а заодно что-нибудь… заразное… Откуда только в моей голове берутся такие бредовые мысли?
Кей тряхнул собранными в хвост волосами, раздавил окурок в пепельнице, распахнул дверь и выскочил под дождь.

Тома уже не помнил, сколько он выпил… бутылку… две? Он вдруг оказался на мягком диване, и вокруг него откуда-то было очень много народу… Высокий парень с волосами фиолетового оттенка, симпатичный молодой человек, немного напоминающий Рюичи, черноволосый мужчина в белом, лет двадцати пяти… Все смеялись, шутили, чокались с ним стаканами, в которых плескалась жгучая прозрачная жидкость, что-то говорили ему, а он им что-то отвечал, впрочем, толком не соображая что и зачем он говорит.
Да, погода на редкость дерьмовая… На море… Да, неплохо бы… Нет, закусывать он не будет… Зачем тогда вообще пить? Нет, ха-ха, он не художник, с чего вы взяли, он работает в звукозаписывающей компании. А, скукотища… Ждет?.. Да нет, никто, кому он нужен… Нет, он здесь вообще первый раз… Нет, он не знает… Может, просто дождь? Дождь воспоминаний и град эмоций, и все это похоронено под ледяным сугробом чувства вины… Нет, нет, он не писатель, он всего лишь музыкант… Водку с текилой… Но это же… Еще, пожалуйста…

Войдя в бар, Кей огляделся в поисках Томы, и вдруг услышал очень знакомый смех. Только чересчур громкий и до безобразия пьяный! Смех был, а Томы не было… Тогда до Кея дошло, что смех шел из недр толпы разодетых молодых людей, собравшихся на диванах, за столиком, в дальнем углу. Кей подошел поближе, и на самом деле увидел…
Тома умудрился каким-то образом собрать вокруг себя всех мужчин! Он был… не будем говорить во что… пьян, и, выпивая стакан за стаканом, рассказывал что-то забавное, похоже из сферы шоу-бизнеса, и получал офигенный кайф. И совершенно не обращал внимания, какими глазами смотрят на него его новые знакомые, и какие многозначительные взгляды бросают друг на друга… Ему кажется, или действительно пора вытаскивать отсюда упившегося президента NG?
- Привет, - улыбнулся он, подходя к ним. – Я не помешал… Сегучи-сан?
- Кееей??? – бирюзовые глаза стали совсем неимоверно огромными. – ТЫ что здесь делаешь?
- Я обязан отвечать честно?
Тома посмотрел на хитрую ухмылку американца.
- Не имеет смысла.
- Просто проходил мимо, - ответил Кей
Тома равнодушно пожал плечами, опрокинул в себя еще один стакан.
- А ты кто такой, парень? – поинтересовался мужчина в светящемся неоном белом костюме.
- Это совершенно неважно. А впрочем, я работаю на этого пьяного типа, который сейчас поедет со мной...
- Кей! Перестань! Не будь таким занудой!!! – завопил Тома. Перед ним громоздилась куча пустых стаканов, бутылок с водкой и текилой, и он, похоже, уже был почти невменяем.
- Остынь, парень. Может, лучше присядешь, выпьешь вместе с нами? – предложил парень с фиолетовыми волосами, хлопнув Кея по плечу и усаживая рядом с Сегучи.
От такой наглости Кей опешил и уже собрался было вмазать ему как следует, когда лишился возможности двигаться вообще, ощутив, как рука Томы обвивается вокруг его шеи.
- Познакомьтесь… - Сегучи уже с трудом удавалось связывать слова, но видно было, что он очень старается. – Это Кей… Он хороший… менеджер…
- Привет, Кей, - рассмеялись парни, которых, видно, притягивало к Томе как магнитом, так что они несколько враждебно взирали на Кея, как на нежданно-негаданно возникшее препятствие.
- Кей, не хочешь выпить?
- Мне кажется, в таком состоянии тебе лучше было бы поехать домой… - Кей и рад бы говорить в присущем ему повелительном наклонении, но сейчас, сидя совсем близко к Томе, чувствуя его запах, его тепло, ему вообще не хотелось ни о чем разговаривать…
- Приведи хоть один пример, ЗАЧЕМ мне это делать? – Тома скосил на него глаза. Может быть, он еще не настолько пьян, как показалось… Скорее его поведение сейчас больше напоминало шизофрению Рюичи…
Кею ничего не пришло в голову, и он налил себе текилы в стакан и выпил одним махом. Кто знает, быть может, когда он догонит Сегучи по количеству выпитого, им будет проще разговаривать на равных? Совершенно автоматически он начал поглаживать пальцы Томы, все еще лежащие у него на плече.
- Можно хотя бы узнать, по какой причине ты так напиваешься? – спросил он.
- Ну… Скажем так… Проблемы личного плана… Личного… - повторил Сегучи и сам расхохотался над своими словами.
- Я могу помочь тебе решить все твои проблемы. Тебе надо только попросить. И совершенно незачем идти в какой-то сомнительный бар и напиваться в какой-то сомнительной компании, - заявил Кей, с трудом веря в то, что он это все говорит. Молодые люди беспокойно переглянулись, с интересом слушая их диалог.
- Ладно, - внезапно легко согласился Тома, глядя на него замутненными непривычно большим количеством выпитого алкоголя глазами. – Я тебя прошу. Помоги мне.
- Хорошо, - согласился Кей, вставая, - ты сам напросился!
- Эй, что это ты собрался…

Дальше Тома практически ничего не помнил, кроме того, что почему-то летали стулья, и он свалился под стол, чтобы в него не попали стаканом или тарелкой… А потом он вроде слышал выстрелы… И последние источники света погасли. Очнулся он в машине, чувствуя запах табака, запах Юки… И, хлопнув дверцей, кто-то сказал: «Я тебя одного больше не оставлю, дурья твоя башка!»… И он ощутил чьи-то мягкие губы на своих губах, и подумал, не оставляй… пожалуйста… Или сказал? А потом на него обрушилась тьма…

Проснувшись, Тома обнаружил, что лежит в теплой постели, и от боли в голове абсолютно ничего не соображает… Когда это он последний раз так напивался? Лет пять назад… на одном из банкетов после концерта Nittle Grasper, вспомнил он, когда они с Рюичи… Оооох…
Подняв голову, с таким трудом, будто она весила сто пудов, не меньше, Тома огляделся, и обнаружил, КТО спит рядом с ним, уткнувшись ему в плечо, золотистые волосы разметались по подушкам…
Ну почему все пьянки имеют тенденцию заканчиваться для него чужой постелью? Надо принять это во внимание, и в следующий раз вообще не пить… или пить… но только дома, и в гордом одиночестве!..
-…КЕЙ!!!
Он вскочил, но тут же обнаружил, что на нем нет никакой одежды, и натянул одеяло по самые уши. Кей проснулся, «магнум» уже откуда-то в его руке, хотя глаза еще не открылись.
- Аааа… Тооома… Ну чего ты встал в такую рань, - тяжелая рука легла на грудь Томы и потянула его обратно, но не тут-то было!
- Какого ЧЕРТА это значит??? – заорал Сегучи, и тут же схватился за голову, чувствуя, что от собственного голоса у него сейчас взорвется голова, и сам свалился обратно на подушку. Кей вздохнул и встал с кровати. Он был совершенно обнажен, Тома ошалело смотрел на идеальное стройное тело, рельефные изгибы мускулов, на длинные распущенные волосы, золотистым водопадом спадающие на спину…
- Ээээ… Кей? Ты… Я… Я ведь не… Мы ведь не… - приподнявшись на локте, Тома умоляюще посмотрел на него.
Кей затянулся сигаретой, и, выпустив кольцо дыма, прислонился к стене, глядя на Сегучи со странным выражением.
- А ты ничего не помнишь?
Тома осторожно проверил свои ощущения. Вроде, ничего такого…
- Я… Кей!! Ты что, куришь???
- А что еще ты предлагаешь мне делать? – усмехнулся американец, - Сидеть-то я не могу, по известным причинам…
- Дьявол… - Заливаясь краской, Тома который раз выпал обратно в подушки. А когда поднял глаза, увидел перед собой стакан с текилой.
- Пей.
- Я что - пил вчера ЭТО? - простонал Тома. Пожалуй, худшей мысли, чем выпить что-либо сейчас ему не могло прийти в голову…
- Пей!
Подчиняясь приказу, словно в казарме, Тома взял стакан и залпом влил в себя содержимое. Сморщившись, почувствовал, как обжигающая жидкость, растекаясь по телу, понемногу выгоняет из мышц оцепенение, тупая ноющая боль в голове ослабевает.
Внезапно он почувствовал, что остался валяться на кровати совершенно голый. Это Кей бесцеремонно сдернул с него одеяло и принялся бесстыже рассматривать!!!
- Ну что теперь, насильник чертов?? – завопил Тома, вскакивая.
- Уж кто бы говорил… - промурлыкал Кей, заставляя Тому снова заливаться краской. – Теперь пойдешь в душ, вот что!
- А может, отвяжешься к чертовой матери от меня? – уже без особой надежды предложил Тома, но поздно, Кей уже втолкал его в просторную ванную комнату, покрытую белым кафелем, и оставил под обжигающе холодными струями.
Стоя обнаженным под душем в чужой квартире, дрожа от холода, Тома чувствовал себя жутко неловко. Хотя, если верить Кею, все самое страшное уже позади, так чего ж теперь стесняться…
Внезапно Тома пошатнулся, чувствуя, как ноги подгибаются. В пересохшем горле жжение, боль в ничего не соображающей голове… Но тут сильные руки подхватили его со спины.
- Ну что еще? – подскочил Тома, чувствуя, что выгнать оборзевшего американца ему не удастся, а отодвинуться тут все равно уже некуда.
- Ну не думаешь же ты, что я дам тебе свалиться в обморок в моей ванной, - услышал он у себя в ухе, чувствуя на шее горячее дыхание, от которого побежали мурашки по всему телу...
- Если бы мне не было сейчас так плохо, не сомневайся, ты получил бы по полной программе, - злясь на собственные ощущения, вызванные близостью этого наглого американца, выдохнул Тома.
- А я и не сомневаюсь… Кстати… я тебе приготовил подарок, - шепнул Кей.
- Подарок?? – задрал брови Сегучи. – По какому поводу?
- У тебя же сегодня День рождения, - удивился Кей. – Или я что-то неправильно понял?
- Да нет, все правильно, - вздохнул Сегучи, только теперь вспоминая, что это так и есть…
- Ну ты даешь! Забыл о собственном Дне рождения, - расхохотался американец, прижимаясь к Томе, и делая воду в душе погорячее.
- Ничего я не забыл! – фыркнул Тома, закрывая глаза и расслабляясь под горячими струями воды, приятно сбегающими по телу.
- Ну, значит, ты не откажешься принять мой подарок, - замурлыкал Кей, целуя шею Томы и прикусывая зубами мочку уха. Тома как раз подумывал, стоит ли его уволить, и где потом искать такого менеджера для Bad Luck, когда Кей взял с полки мыло и принялся плавными движениями намыливать плечи и грудь Сегучи.
Тома почувствовал, как возбуждается от его прикосновений, и запрокинул голову, подчиняясь ласкам губ и языка Кея. Протянув руку, он коснулся его волос, запустил в них пальцы, приближая его лицо к своему, и медленно поцеловал его в мягкие губы, обвивая его язык своим, чувствуя, как теряет голову, и ощущая бедром возбуждение Кея…
Между тем, Кей легко касается отвердевших сосков, поглаживая и поигрывая, его руки сами собой двигаются по тонкому, изящному телу, ставшему приятно скользким от мыла, чувствуя каждый его изгиб, каждую впадинку, выискивая самые чувствительные места.
Тома уже практически ничего не соображает, когда руки американца скользят по низу живота, подбираются к возбужденному члену, обхватывают его и плавно двигаются по всей длине, поглаживая, заставляя Тому стонать и выгибаться в его руках.
Чувствуя, что ноги подгибаются, он разворачивается в объятиях Кея и прислоняется спиной к стене. Кей целует его губы, подбородок, гладит языком чувствительную кожу шеи, берет в рот затвердевшую бусину соска, нежно обводит и ощутимо прикусывает, отчего Тома протяжно стонет, дрожь пробегает по бледному стройному телу, вызывает новый прилив возбуждения. Кей обводит языком впадинку пупка, его руки блуждают по талии и груди Томы, он медленно продвигается ниже…
- Дааа… Кей… Мммм…
Кей, дико возбуждаясь от его стонов, касается головки кончиком языка, щекочет, пробегая по всей длине, обводит головку, мягкими движениями. Затем, охватывает губами, вбирает в рот, начинает медленные скользящие движения… Тома стонет уже в голос. Рука непроизвольно опускается на голову американца, длинные пальцы вцепляются в волосы, тело само собой прогибается навстречу ласкам.
Движения Кея становятся все более резкими, сильными, он уже практически насилует его ртом… Тома чувствует, что вот-вот кончит…
- Стой… Мммм… Остановись… - стонет Тома, желая растянуть наслаждение подольше. - Я… Хочу тебя…
Слова Томы отдаются эхом в ушах Кея… Словно он только этого и ждал, уложив Тому на спину на холодный кафель ванной, раздвинув ноги, он опускается ему на живот. Скользя рукой по его члену вверх-вниз, он направляет его в узкий проход и медленно опускается. Стискивает зубы, чувствуя, как внутренние мышцы болезненно сокращаются, плотным кольцом обхватывая член. Тома стонет, изнемогая, руки сами двигаются, лаская пылающий член американца. Внезапно боль отступает, и на ее место приходит наслаждение, и Кей уже сам протяжно стонет, поднимаясь и опускаясь, все глубже и глубже насаживаясь на член Томы, чувствуя, как его охватывает жар, плечи и грудь покрываются испариной… А по Томе ничего такого не видно, ему вообще никогда не бывает жарко. Он нетерпеливо двигает бедрами, ускоряя и без того быстрый темп, заставляя Кея выгибаться, хвататься руками за его согнутые колени, вонзая ногти в кожу, откидывать назад длинноволосую голову…
Еще несколько резких движений – и Тома кричит и бьется под ним от сильнейшего оргазма, а сам Кей уже не в состоянии кричать, и судороги экстаза пробегают по его телу, и он роняет голову, утопив Тому в водопаде золотистых волос…
- …Кей, - Тома сидит, прислонившись спиной к стене, приходя в себя после испытанного наслаждения, охрипший от криков голос. – Ты мне солгал!
- Аа?
- Ночью ничего не было, так ведь?
Кей поднимает голову с его коленей, смотрит на него совершенно невинными глазами. И с ооочень хитрой улыбкой.
- А как ты понял?
- Бака… - говорит Тома, пропуская длинные шелковистые локоны между пальцами. – ТАКОЕ я бы запомнил!
- Otanjoubi omedetou gozaimasu… Тома…

0

2

И не говорите Кумагору,что он пошлый,на но да^^ замечательный,имхо,фик^^

0

3

Кей - уке?! О_о" Сюрприз....
А Кумагоро,имхо,очень пошлый.

0

4

*фыркнул* разве что в мечтах...как там было в "Вам смешно,а Тома..." ...мокрых снах брата некого Юки Эйри *Кумагору задрал нос с видом оскорбленной невинности*.
Кей-укэ *глубокомылсенно* ну да,довольно неожиданно,на но да...

0

5

Рюичи написал(а):

Он был… не будем говорить во что… пьян, и, выпивая стакан за стаканом, рассказывал что-то забавное, похоже из сферы шоу-бизнеса, и получал офигенный кайф

Мило) Но сложно представить Кея укэ... о_О

0


Вы здесь » Gravitation. Книги, музыка, любовь » Фан-Фики » С днем рождения,мр.Президент!