Gravitation. Книги, музыка, любовь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



...

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Естессно,аккуратно стырено с очередного форума (йа бы и выкладывать не стал,но мне в лом держать ту сцыльг в памяти,потому пусть туд валяеццо)

Название: «Что значит это чувство?» (тупое название!!! Побейте меня!)
Автор: Аттали-тян
Категория: романтика, яой, angst…немного юмора. И немного ООС
Пары: Юки\Шуичи
Рейтинг: NC-17 (18-19-20…)
Предупреждение: Гм…Гравик. Какие тут ещё предупреждения?!
Отказ от прав: Права на Гравик остаются у его автора. У мангаки то бишь. Это извращение истиной не является, (хотя кто его знает?)
От автора: Это посвящается моей хорошей подруге, Хао-сан. Я надеюсь, что она прочитает этот фик и ей не помешают всякие там…люстры… сахарницы… афродизиаки…
Да, многие спрашивают: «а можно ли по Атталишным фикам арты рисовать?». Да! Можно! Можно! Только указывайте, что по моему фику рисовано. Ня?

Юки медленно приложил ладони к глазам и потер их. Ощущение усталости немного ослабло, но бессонная ночь давала о себе знать. Бака Шуичи!
- Эйри-сан! Эйри-сан! Вы меня вообще слушаете?
Да, почти. Вас, дорогой редактор, не слушать невозможно. Ваш писклявый голос разрывает мой измученный мозг на мелкие кусочки.
- Конечно. Я сдам всё в срок. Думаю, ещё страниц сто. Им хватит.
- Но наш формат несколько шире, сенсей!
- Ммм…добавьте иллюстрации. Я не смогу больше растягивать эту историю.
Редактор сделала недовольное лицо, но всё же поклонилась в знак согласия. Юки невольно проводил взглядом виднеющийся в вырезе на блузке бюстгальтер.
- До встречи, Эйри-сан.
- Вам того же.
Юки взял пиджак и вышел из прохлады здания на улицу. Летняя жара не преминула горячими пальцами обхватить тело и пролиться расплавленной жидкостью в лёгкие. Блондин раздражённо смял пустую пачку из-под сигарет. Ему с утра не везёт. Кажется, все люди этого бездушного города сегодня решили повылезать на раскалённые улицы.
Ксо. Как это всё надоедает. Просто безумно.

День ушёл, пришедшие на смену ему сумерки не принесли ничего, кроме липкой жары. Даже слабый ветерок скончался, запутавшись где-то в ветвях деревьев.
В комнате было слегка приоткрыто окно. Шуичи лежал на прохладном полу и пытался не думать о том, что снаружи плавится асфальт на дорогах. Кондиционер стоял возле стола в полу разобранном виде.
- Юки…спаси меня…
Но блондина не было дома. В данный момент Шуичи обращался к его лицу на экране телевизора, где он рассказывал о будущей экранизации романа.
Ждать его ещё минимум часа два. А если учитывать количество безумных поклонниц (а с недавнего времени и поклонников), то часа три, не меньше.
- Ну что же! Я не буду отчаиваться! - Шуичи подошел к ящичку с инструментами и открыл его. – Интересно, что это за штука? – Он задумчиво повертел в руках предмет, удививший его. - А, ладно! Починю! – Шиндо направился к кондиционеру, сжимая в руках плоскогубцы и отвёртку.

Юки подходил к двери своей квартиры, отделавшись, наконец, от преследующих его журналистов. После интервью ему пришлось переодеться и напялить чёрный парик. Кажется, из-за этого он стал похож на своего братца. Но зато толпа с камерами и блокнотиками потеряла его. Внезапно раздался грохот взрыва. Пол мелко завибрировал под ногами.
Юки схватился за стену, чтобы не потерять равновесие. Вокруг начали раздаваться крики. По зданию бегали люди, паникуя. А из-под двери квартиры Юки валил густой дым.
Резко распахнув дверь, он ворвался в квартиру, но тут же начал задыхаться от едкого запаха гари. Из комнаты донёсся стон. Шуичи! Ксо! Мелкий недоумок!
Юки резко сорвался с места, забежал в комнату и сквозь пелену, от которой щипало глаза, увидел стоящего у стены парня. Блондин остановился, секунды три посмотрел на Шуичи и начал истерически трястись от сдерживаемого смеха. Но тот всё равно пробился наружу, и Юки стал медленно сползать по стене, пока не сел на пол.
- Чёрт…я так и знал…дурацкий день! Ну почему так? Почему всегда вот так?!
Закопчённый Шуичи обиженно чихнул.
- Татсуха, ты что здесь делаешь? Где мой Юки?
- Я не Татсуха. – Эйри, отсмеявшись, стащил с головы парик и встал с пола. – Шуичи, ты в курсе, что ты испортил ремонт, причём дорогущий? Эта квартира обошлась мне в целое состояние.
- А?
Шиндо огляделся вокруг. Стены были испачканы. В полу зияла довольно солидная дыра.
- Эээ…
- Иди-ка ты в ванную. – Блондин хлопнул его по затылку.
Шуичи недовольно на него посмотрел.
- Давай-давай! – второй шлепок – по заднице.
- Хай! – Шуичи развернулся и бодро потопал в сторону. Впрочем, вскоре он остановился и прищурился. – Юки-кун, извращенец! – Шиндо показал язык и пошёл дальше.
Бум!
- Дверь левее…придурок.

Ночник пытался пробить сумрак, окружающий всё вокруг, но тьма съедала все попытки разорвать свои бархатные путы.
По сути, тьма не делает различий между чем-либо. Она принимает в свои объятия всех. Даже если ей пытаются противиться, рано или поздно она возьмёт своё. Возьмёт, опутает цепкими нитями мрака, смешает со всем тем, что окружает тебя. Лишь немногие люди умеют противостоять ночи.
И один из них сейчас рядом…
Юки вздохнул и прикрыл одеялом спящего Шуичи.
Интересно, сегодня тебе было больно? Сегодня я был груб с тобой.
Розовые волосы. Безумный цвет. Как девчонка, честное слово.
Рука с волос скользнула на плечо.
Нежная кожа. Нереально нежная. На свете нет такой материи, с которой можно было сравнить кожу Шуичи.
Юки наклонился и провёл пальцем по губам Шуичи.
Лепестки розы. Бархатные, хрупкие. Едва ли они могут тягаться в красоте с этими губами.
Глаза приоткрылись. Эйри за долю секунды осознал двусмысленность своего положения – он полулежал, наклонившись к самому лицу Шиндо. Шуичи сонно моргнул, затем удивлённо распахнул глаза и спросил слегка охрипшим голосом:
- Юки…что ты делаешь?
Блондин резко отпрянул и развернулся к стене.
- Ничего.
Шуичи замолчал.
За окном негромко застрекотал сверчок. Ветер вторил ему, шурша листьями. Спустя некоторое время Шиндо повернул голову.
- Ты…ты любишь меня, Юки?
Эйри не отвечал. Его плечи слегка поднимались и опускались от размеренного дыхания.
- Уснул…
Шуичи накрылся одеялом и засопел.
Ветерок проник в комнату, заставив прозрачные занавески колыхаться. Шаловливо прошёлся по углам, разворошил бумаги и улетел куда-то по своим делам. Может, испугался темноты?
Луна медленно выглянула из-за тучи.
«Я – королева ночи! Спите спокойно, пока я здесь, всё в порядке.» - говорила она. А звёзды вторили ей. Так было миллионы лет назад. Так будет через миллионы лет.
Непоколебимое, великое, необыкновенное не меняется. Оно вечно.
«И правда, а люблю ли я тебя?» - Юки искал ответ на этот вопрос и не мог найти. – «Почему ты спросил об этом?»
Дурак.
В яростных, звериных глазах мелькнула нежность.
Ночник мигнул и погас. И ночь стала прозрачной. Все предметы стали чётко видны.
Это удивительно.
Хотя…что здесь удивительного?
«Почему именно сегодня?»
Тёплая, всепоглощающая волна поднялась в груди Юки, смывая всю боль, что терзала его, что ввергала его в агонию, которая мучила, убивала его душу.
Что это за чувство?

- Юки! Юки! Доброе утро! Вставай!
Цепкие пальчики теребили его одеяло.
Эйри махнул рукой, но она оказалась перехвачена. Шуичи засмеялся.
«Какой приятный смех…похож на чириканье птиц…»
А затем Шиндо наклонился и поцеловал Юки в ухо. Тот моментально подскочил:
- Ксо, Шуичи, ты что, ополоумел?!
Шуичи посмотрел на него огромными глазами.
Насмешка, почти невидимая, промелькнула в его глазах.
- … - Юки покраснел от раздражения, но говорить что-либо обидное, глядя на это лицо, он был не в состоянии. – А! Который час?!
- Уже почти десять утра.
- ЧТО?!!! – Эйри вскочил с кровати, и, негромко матерясь себе под нос, убежал одеваться.
На ходу впрыгнул в брюки, напялил рубашку, подхватил пиджак. Выхватил из холодильника пакет сока.
- Ключи…ключи…Шуичи! Где мои ключи от машины?!
- На столике.
- Понял! Я сегодня на дневное шоу, а потом в издательство! Не жди меня! Буду поздно!
Входная дверь захлопнулась.
Шуичи пожал плечами и пошёл к кровати.
- А у меня сегодня выходной…хе-хе-хе… - довольно пробормотал он, заворачиваясь в мягкое, тёплое одеяло.
Впрочем, в силу своего неугомонного нрава, Шуичи не умел заниматься ничегонеделаньем долгое время. Спустя пятнадцать минут он начал ворочаться под одеялом, неловко повернулся и с громким шлепком свалился на пол.
- Ит-тайи!!! - простонал он и грохнулся затылком о коврик. – Ксо!
«Интересно, а день проходит так, как мы его начинаем?»
Шуичи задумчиво провёл рукой по коврику. Ворсинки упруго щекотали кожу. Ощущение довольно интересное.
- А? Что за… - Шиндо повернулся и почувствовал щекотку в стратегически неприкасаемом месте.
«Ну и где мои трусы? Мне прямо аж интересно! Разве я не в них спал?»
Трусы оказались на тумбочке. Там же обнаружились газетные вырезки с Сакумой Рюичи, чётки и очки Юки.
Шуичи удивлённо поморгал, но всё равно взял их и ушёл в ванную. Прошёл через тёмный коридор. Щёлкнул выключателем.
Свет залил ванную, отразившись цветными бликами на целой куче стеклянных и пластмассовых баночек. Зачем столько нужно?
По сути, весь этот бред коллекционировал Шуичи. Он любил бессмысленные вещи. Юки же было просто наплевать.
Слегка скрипнула дверь. Тихо. Уютно.
Холод плитки обжёг ступни.
Он взял душ и открыл воду. Прохладные струи резко ударяли по коже и разлетались радужными каплями в стороны. Капли оседали на клеёнчатой занавеске, напоминая жидкие драгоценные камни.
Нет. Шиндо слегка наклонил голову. Скорее, ртутные шарики. Просто ядовитые ртутные шарики.
Парень повернулся спиной к занавеске. Ладонь легла на стену. Потом Шуичи вздохнул и прижался к влажному кафелю лбом. Струи воды лились по груди, убегая вниз. Прохлада острыми коготками теребила кожу.
Юки…ты никогда не говорил мне, что любишь. Мне было всё равно. Главное, что я тебя любил. Главное, что ты не прогонял меня.
Что побудило меня вчера задать этот вопрос? Как хорошо, что ты спал.
Мелодичный звон выдернул Шуичи из размышлений. Он медленно открыл глаза. Звуки оказались реальны. В комнате звонил телефон.
- Ксо! – Шиндо выключил воду, вылез из ванной и, оставляя за собой мокрый след, побежал в спальню. В коридорчике он запнулся о собственный кроссовок, балансируя, сделал пару шагов и шлёпнулся на пол. Сверху на его затылок мягко приземлилось полотенце.
Это слало последней каплей.
Голос Шуичи… Он сводил с ума толпы фанатов… Его мягкое, глубокое звучание завораживало…
- Да что это такое?! Всё против меня! – завопил Шиндо во всю силу своих лёгких. На кухне треснуло стекло. Со стола упала чашка.
Телефон продолжал звонить.
Парень поднялся с пола и взял трубку, собираясь высказать звонившему всё, что он думает. Но ему не удалось этого сделать. В его уши ударил громкий, слегка пьяненький голос Хиро.
- Шуичи, ты?
- Да. – Шиндо не мог понять, зачем Хиро позвонил ему в выходной.
- Привет! Слушай, мы тут с Норико и Аякой-чан собрались в караоке-бар. Ты нас не поддержишь?
- Поддержать? Хиро! Аяко-чан – невеста Юки! Как ты можешь?
- Эй, если я её соблазню, то ты сможешь выйти замуж за Юки.
Шуичи подпрыгнул на месте.
- Я смогу стать невестой Юки! А потом женой! И у нас будут дети!
- Шуичи, придурок!
- Эээ… - Шиндо понял, что заговаривается. – Ну хорошо, я иду!
- Отлично! Через час в баре возле твоего дома.
В трубку посыпались короткие гудки.
Шуичи тяжело вздохнул и отбросил телефон. Он знал, чем обычно заканчиваются подобные вечеринки. Сначала у них будет мирно, даже излишне мирно. Потом все напьются, начнут буянить и ломать микрофоны…конец праздничка варьировался. Либо девушки уйдут домой, обидевшись на них, либо их выпрут из караоке бара, и продолжать они будут где-нибудь в другом месте.
Ну…почему бы и нет?

Хиро с девушками ждал его в баре. Шуичи практически не запомнил начало. Осталось ощущение непрекращающейся скуки. Караоке. Какой-то алкоголь. Не слишком крепкий, но заставивший голову слегка кружиться.
Жара. Дикая, липкая жара, затуманивающая сознание.
Норико и Аяка-чан не просидели долго в баре. После полутора часов завывания в микрофон, они решили перейти в более уютное кафе. Причём обязательно с кондиционером. Запомнилась прогулка по городским улочкам. Они, смеясь, держались за руки вчетвером. Идти не было настроения, поэтому почти бежали. Заскочили в магазин, полюбовались полками, на которых выстроились диски с песнями Bad Luck. Там же встретили Сакуму Рюичи. Он, конечно же, присоединился.
Сакума и Шиндо, похожие как две капли воды, заскочили в будку быстрого фото. Хиро, увидев получившиеся снимки, долго смеялся. В итоге, он обозвал их братьями.
Вечером они добрались-таки до кафе. Сидели довольно долго, потому что было весело. Но Шуичи всё равно ощущал тяжёлое беспокойство. В конце концов, он встал из-за столика и вышел во двор кафе. Там была небольшая беседка, увитая плющом, вянущим от жары. Шиндо прошёл туда. Пальцами легонько дотронулся до сухого листика. Он тут же рассыпался по ладони жёсткими буро-коричневыми кусочками. Неприятно.
Медленно перевернул руку, стряхивая их с неё. Сзади послышался шорох. Кто-то приобнял Шуичи за плечи.
- Да что с тобой сегодня творится? – послышался голос Хиро.
Шиндо ненавязчиво выпутался из рук друга и присел на скамеечку.
Гитарист сел рядом. Он держал баночку пива, словно раздумывая, пить или нет.
В молчании прошла минута.
- Ну? – наконец не выдержал Хиро.
- Что?
- Почему ты такой мрачный?
Шуичи отвернулся. Посидел так немного, но всё же не выдержал.
- Юки меня не любит!
Хиро, отпивший было глоток, резко поперхнулся. Ветерок зашуршал желтеющей травой. Где-то далеко вскрикнула птица. В наступившей тишине этот звук больше был похож на предсмертные вопли весенней прохлады.
- Да с чего ты взял?!
- Он…никогда не говорил мне о своих чувствах!
Гитарист хлопнул себя по лбу.
- Да, блин, Шуичи! Ты идиот! Ты его о них спрашивал?!
- Да! Я спрашивал! Правда…он тогда спал…
Хиро застонал.
- Я общаюсь с идиотом! Поговори с ним лицом к лицу!
Шуичи покачал головой.
- Я не могу…теперь я и сам уже начал сомневаться в правильности моих чувств…знаешь, Хиро…а может, я не люблю Юки? Может, я сам себе накрутил ощущение любви? А на самом деле, я просто надоедаю ему и себе?
Шуичи поднял глаза.
Хиро медленно вздохнул. Поставил на землю недопитую банку. Потом протянул вперёд руку и положил ладонь на щёку Шуичи.
Шиндо изумлённо вздрогнул.
Губы Хиро накрыли его губы. Руки обвивали его спину, прижимая к себе.
Вскоре Хироши оторвался от его рта и перешёл на шею. Языком прочертил на ней дорожку вниз к ключицам. Шиндо застонал. Но в ту же секунду мозг пронзило осознание неправильности всего этого.
- Нет! – Шуичи резко оттолкнул его прочь.
Парень отступил на пару шагов, вытирая губы тыльной стороной руки. Шиндо тяжело дышал. В голове лихорадочно бились мысли.
- За…зачем?!!
Хиро поднял голову и ухмыльнулся.
- Чёрт, Шуичи, ты бака! Пришлось мне из-за тебя поцеловать парня! ...ненавижу парней!
- А?
- Ну…ты же ничего не почувствовал, кроме отвращения, когда я поцеловал тебя, так?
Шуичи, помедлив, кивнул.
- А когда Юки тебя целует?
- Когда Юки…я чувствую тепло. И нежность. И хочется, чтобы он не отпускал меня.
Глаза Шиндо широко раскрылись.
- Я понял!!! Я люблю Юки! Да! Я сегодня же поговорю с ним!
Он сорвался с места и, перемахнув через низкий заборчик, умчался.
Хиро потёр глаза.
- Ну что это за существо, а? Никакого чувства последовательности…впрочем…меня все уже заждались, наверное.
Гитарист поднялся и ушёл в кафе, насвистывая какую-то популярную песенку.
Шуичи бежал по улицам, не замечая расстояния. Тело словно превратилось в один сплошной порыв, в желание поскорее добраться до дома. Дыхание оставалось на удивление ровным для такого темпа.
Юки…сегодня я поговорю с тобой! Я спрошу у тебя!

Эйри позвонил в дверь. Никакого ответа не последовало. Он, раздражённо вздохнув, достал свои ключи и открыл квартиру.
Кондиционер починили. Нужно будет зайти к мастеру и забрать у него ключи. Юки вздрогнул. Неплохо так починили! Температура в комнатах едва превышала барьер под названием «превращение хозяев дома в лёд» - буквально на пару градусов. Он прошёл в зал и выключил прибор. Огляделся.
Работал телевизор. Возле телефона валялось банное полотенце. Шуичи положительно не наблюдалось.
«Ну и где тебя черти носят? Бака.» - Юки присел в кресло. Глубокое зелёное сидение приняло в себя его уставшее тело. Здесь можно было даже полежать при желании. Голова гудела. Ему назначили день премьеры книги. Надлежало явиться туда для того, чтобы раздать пару тысяч автографов. А судя по рейтингам, Юки являлся одним из самых популярных писателей в Японии. Это и было прискорбно. То и дело вдохновение покидало его, и тогда он мог часами вымучивать пару строк, а во рту появлялся неприятный железный привкус, мышцы же сводило в невероятном напряжении. Необходимо было расслабиться, выкинуть из головы эти неприятные мысли.
Из динамиков телевизора раздалось чириканье какого-то ди-джея. Эйри лениво приоткрыл глаза. Последние новости музыки, рейтинги новых альбомов, свежие сплетни…бессмысленная передача с удивительной силой притягивала к экрану. Хотелось растечься по креслу аморфной массой и просто хорошенько выспаться.
- А буквально пять минут назад мы получили сенсационную информацию! Член группы «Bad Luck» был замечен целующимся со своим гитаристом в кафе на пересечении улиц…
Что? … Не понял… - Юки поражённо смотрел на фото. Хиро и Шуичи и правда сосались самым наглым образом возле какого-то дешёвого кафе. Да, он хотел выкинуть из головы всю эту дрянь, но не таким же способом! Ксо!
Юки сам не заметил, как пальцы сжали подлокотники кресла. Что произошло? Нет, КАК это произошло?! Шуичи…это чудовище, надоедающее ему ежедневно своими идиотскими выходками. Это несносное существо, нередко доводящее его до зубной боли…изменило ему со своим лучшим другом!
Юки запустил пальцы в волосы.
Когда это случилось?
Нет.
Почему это начало его, Юки, волновать? Ведь Шиндо для него ничего не значит. Он был уверен, что не значит!
Но…почему тогда сердце замирает и пропускает пару ударов от боли?
- Означает ли это разрыв давних отношений знаменитого писателя Юки Эйри и восходящей звезды Шиндо Шуичи? – прочирикала ведущая.
Означает ли… Юки криво ухмыльнулся. Да, действительно. Вопрос тот ещё.
Потереть пальцем переносицу. Поправить очки. Чисто механические движения, в то время как голова разрывается. Правда, непонятно, то ли от отсутствия мыслей, то ли оттого, что их слишком много…
В прихожей хлопнула о стену дверь.
- Тадаима, Юки!
Юки вздрогнул и выпрямился в кресле. При звуке этого голоса у него на душе просто кошки заскреблись. Даже не так. Будто кто-то провёл острым ногтем по стеклу. Или наждачкой по железу.
Шуичи влетел в квартиру. При этом по комнате мгновенно распространился его собственный, сладкий, нежный аромат. Блондин даже не повернулся к нему, глазами поедая экран телевизора.
- Привет! Я тут задержался, меня в кафе позвали. Не скучал?
Эйри сосредоточенно делал вид, что комната абсолютно пуста.
- Юки, ты чего? – Шиндо подошёл к нему, сел возле кресла на ковёр и положил пальчики на подлокотник.
- Чего я? …ничего, Шуичи. Абсолютно. – Блондин резко развернулся к нему.
У Шиндо перехватило дыхание – столько боли и ненависти плескалось в янтарного цвета звериных глазах. – Просто ты целуешься с другими парнями по грязным забегаловкам, а так ничего!
Шуичи отпрянул, лихорадочно пытаясь сообразить, откуда Юки стало об этом известно.
- Я…мы не… - он старался подобрать слова, но ничего путного в голову не лезло. – Ты не то подумал…мы просто…
Эйри медленно привстал с кресла.
- Я понял. Просто тебе недостаточно меня одного, да? Хочется разнообразия?
- Нет, ты что… - Шиндо начал стремительно бледнеть. – Он пытался помочь мне!
Юки обошёл кресло и присел возле парня на корточки, стараясь при этом даже случайно его не коснуться.
- Я заметил его помощь. Шуичи, ты грязная шлюха.
- Я…нет, это не так! Это не правда! – у него возникло ощущение, что горло пережали раскалённым обручем.
Шуичи как-то судорожно вздохнул, словно пытаясь не задохнуться. Моргнул раз, другой, приоткрыл рот, будто хотел что-то сказать, но вместо этого начал беззвучно плакать. Он не всхлипывал, только слёзы стекали по щекам, да руки, сжавшиеся в кулаки до боли, мелко подрагивали.
- Это не правда… - прошептал он, опустив голову.
Юки внезапно схватил его за ворот оранжевой ветровки и притянул к себе.
- Перестань! Немедленно! Твои завывания меня просто бесят! – прошипел он.
Шуичи закусил губу и поднял голову. Синие и жёлтые глаза встретились.
- Ты никогда не говорил мне, что любишь меня! Какое право ты имеешь мне указывать?! Какое?!! Скажи мне!!! – он захлебнулся рыданиями и стукнул ладошкой по ковру.
Юки резко отшвырнул его от себя, так, что парень упал, ударившись плечом о пол.
- Заткнись! Если тебе не хватает секса, я дам тебе его!
Шуичи втянул в себя воздух, чтобы ответить, но Эйри резко вжал его в ковёр. Рванул куртку так, что молния просто-напросто лопнула, стащил через голову тонкую рубашку.
- Нет! Юки!
Но блондин схватил его за локоть и развернул на живот так, что лицо Шиндо оказалось прижатым к полу. Он свёл руки парня за спиной и туго связал его же рубашкой. Шуичи прогнулся в спине, напрягая мышцы, но не мог освободиться.
Юки перевернул его обратно на спину и потянулся к ширинке джинсов. Дёрнул вниз язычок молнии.
- Нет! – Шуичи в панике начал метаться по полу, затем развёл ноги как можно шире, не давая себя окончательно раздеть.
Эйри раздражённо зарычал и отвесил парню оплеуху. Тот ошеломлённо раскрыл глаза. В голове звенело от удара.
- Юки…
- Замолчи! – Блондин прижал свои пальцы к его рту. – Заткнись! – Одним движением он сдёрнул с Шуичи джинсы вместе с трусами и отбросил их прочь.
Парень откинул голову назад, закусывая губу, словно не хотел верить в происходящее.
Юки встал и быстро подошёл к тумбочке, вынув из неё баночку со смазкой. Шиндо попытался встать и освободиться, но не успел. Вернувшийся блондин с искажённым от злости лицом схватил его за шею и ещё агрессивнее вдавил в пол. Руки за спиной были связаны на совесть – узел даже не ослаб, хотя Шуичи изо всех сил пытался вырваться.
Юки вылил себе на руку немного смазки и отшвырнул ёмкость прочь. Она покатилась по ковру, пачкая светлый ворс. Блондин раздвинул ягодицы парня и ввёл два пальца в его зад, растягивая.
- Ннн…Юки… Перестань… Больно… - Шиндо замотал головой, как маленький ребёнок.
Но Юки проникал в него всё глубже. Сначала медленно. Когда пальцы вошли наполовину, блондин приостановился, а затем резким движением ввёл их до упора.
Шуичи начал глотать ртом воздух, прогибаясь назад в спине. Было невыносимо стыдно и дико неприятно. За что?!
Средний и указательный пальцы раскрылись на манер ножниц. Юки не пытался найти ими простату – он словно обезумел, грубо готовя любовника для себя.
- Стой! Прекрати! Ю… - блондин вытащил пальцы и задрал кверху ноги Шуичи, закидывая их себе на плечи.
И на выдохе вошёл в него. Вошёл сильно, не жалея, сразу до конца.
Шиндо жалобно застонал, но голос оборвался, сменившись хрипом. Зрачки закатились, из глаз хлынули слёзы. Руки, связанные сзади, проехались по ворсу ковра, сдирая кожу.
Быстрые, мощные движения. Эйри вколачивался в него, пытаясь как можно скорее себя удовлетворить. При каждом толчке Шуичи всё сильнее закусывал нижнюю губу, не замечая, что прокусил её до крови.
Эйри закрыл глаза и опёрся обеими руками о ковёр по бокам от головы Шиндо. Его движения были сильными, грубыми. Весь внутрь – до середины наружу. И снова, снова, снова так же. Он чувствовал немыслимое напряжение Шиндо, ощущал, как сильные мышцы обхватывали его член, давая невероятное удовольствие. Гнев подогревал Юки, и он не смог бы остановиться даже при огромном желании.
Удивляло пока только одно – как Шуичи ещё не поранился внутри, как его узкий вход выдерживал такие движения.
В этот момент парень всхлипнул, отворачивая в сторону голову. Волосы, намокшие от пота, упали на глаза.
- Юки-и-и… - напряжённым голосом выдавил он.
Эйри почувствовал, что этот всхлип просто вывел его за грань разумного. Все мышцы Юки напряглись, он сделал несколько ещё более быстрых толчков и с последним, самым мощным, резко выгнулся в спине, сжал пальцы, сминая ворс ковра. Он с громким стоном кончил в Шуичи, чувствуя, как тот неимоверно сильно сжался, пытаясь казаться меньше.
Блондин тихо выдохнул, вышел из него и устало сел рядом. Шиндо продолжал лежать на полу, не меняя позы. Он плакал, плечи мелко подрагивали.
В молчании прошло минут пять. Затем Шуичи тихим, бесцветным голосом произнёс:
- Развяжи меня.
Юки запустил пальцы в волосы. Внутри всё похолодело. Что он только что сделал?
Просто поиздевался над своим парнем. Надругался над ним, не дав ему даже объясниться. Настолько его обуял гнев.
- Шуичи… - Какой хриплый голос. Отвратительно.
Шиндо отвернул голову и повторил:
- Развяжи.
Эйри сжал кулаки до боли.
Сейчас он не лучше тех ублюдков, что пытались в детстве его изнасиловать. Не лучше своего сенсея, предавшего его им. А может даже хуже.
Блондин осторожно перевернул парня на живот и подёргал узлы. Туго. Медленно развязал, помогая себе зубами. От легкого прикосновения губ к своим рукам, Шуичи вздрогнул и сжался, избегая контакта. Помятая рубашка упала на пол.
Юки помог Шиндо лечь на спину и отстранился.
Шуичи поднял руки к глазам, рассматривая покрасневшую кожу запястий. Молчание затягивалось.
Юки чувствовал себя кошмарно. Его словно изнутри медленно разъедало, сжигало заживо что-то вроде кислоты. Угрызения совести, да? Давно не испытанное ощущение.
Совесть, по сути, - весьма своенравная, строгая тётка в садо-мазо прикиде с плёткой и с длинными когтями. Лучше не встречаться с ней в коридорах своей души. А уж тем более не оставаться с ней наедине – сожрёт. Юки давно сделал для себя этот вывод. Но сейчас он никуда не мог деться от жуткого ощущения.
Поддался первому порыву. Животное. После этого они точно расстанутся. Как Тома будет рад, наверное.
Эйри медленно, с надрывом вздохнул. Шиндо поднял голову.
- Юки, ты правда не то подумал. Между мной и Хиро ничего нет.
Блондин удивлённо посмотрел на Шуичи. Тот, насупившись, сидел, скрестив руки на груди. Его мордашка не выражала никакой обиды – только недовольство. Юки захотелось провалиться сквозь землю. Его уже простили. Он сделал такую ужасную вещь, а его простили. Невероятно. Шуичи поразителен.
Эйри положил свою руку на голову Шиндо, растрёпывая волосы.
- Ты…долбаный придурок, Шуичи. Почему ты это делаешь?
- Что? Что значит, «делаешь»? Я ни с кем, кроме Хиро не целовался!... В-смысле, я и с ним-то всего один раз…
Юки слушал, как Шуичи беззаботно щебечет про этот вечер. Но смысл не доходил до него. В груди опять начали расходиться волны невероятного тепла. Того, которое не обжигает, а залечивает все раны, смывает всю боль. Хотелось обнять этого мелкого, прижать к себе и никуда, никогда не отпускать. Что это за чувство? В глазах защипало. Эйри вдохнул побольше воздуха и ощущение прошло.
- Идиот. – Тихо прошептал блондин, - тебе очень больно? – Он вскользь дотронулся до поясницы Шиндо.
- Конечно больно! Ты ублюдок, Юки! У тебя слишком большой! Мне каждый раз больно, даже если ты делаешь это медленно! А сейчас ты в меня просто… - Блондин закрыл рот Шуичи ладошкой, и остаток фразы вышел простым набором звуков.
- Я понял! Понял!
Шиндо недовольным жестом стряхнул его пальцы с лица.
- Не затыкай меня, бака! Я не договорил… знаешь, то, что ты сделал, было ужасно…но, может, ты попытаешься сделать это понежнее? – Он закинул руки на плечи Юки и сцепил пальцы за его шеей. – Я уже раздет…
Блондин почувствовал, как его щёки начинают пылать. Чёрт, поведение этого зверёныша просто невозможно предугадать! Но…его слова уже сделали своё подлое дело. Внизу живота приятно заныло.
Шуичи немного подался вперёд и дотронулся губами до губ Юки. Дотронулся невероятно нежно, мягко, задавая своё настроение. Блондин слегка наклонил голову и плавным движением провёл языком по губам Шиндо. Почувствовав, что его рот немного приоткрылся, проник языком внутрь. Дразня, дотронулся им до нёба, до языка самого Шуичи. Тот тихо застонал и прижался к Юки, отвечая на поцелуй.
Эйри, слегка вздрогнув, порывисто провёл руками по груди парня, ощущая зеркальное отражение своих действий со стороны Шуичи. Пальцы пробежались по нежной коже, сжали затвердевшие соски, перешли на спину. Проследовали по линии позвоночника. Шуичи немного прогнулся навстречу прикосновениям. Затем Юки плавно перевёл их в район поясницы, провёл ниже. Руками обхватил ягодицы Шуичи. Тот жарко выдохнул, зарылся пальцами в волосы Эйри, ощущая их сладкий аромат.
Время на несколько минут потеряло всякое значение, упорядоченность. Шиндо чувствовал прикосновения, тепло и растворялся в этом. По телу шли приятные мурашки. Непонятно было, сколько это длится. Само понятие времени стало непостижимо далёким. Осталось только ощущение тепла. Бесконечного доверия. Страшную сцену изнасилования смыли из разума волны горячего наслаждения. Опомнился Шуичи только тогда, когда пришло осознание, что Юки медленно водит пальцами по его уже твёрдому члену.
И даже не это оторвало Шиндо от своеобразного забытья. Блондин приблизил свои губы к плоти Шуичи, и теперь его дыхание обжигало чувствительную головку.
- Юки…ты же не собираешься…
Но в этот момент Эйри зловеще улыбнулся. Шиндо слегка вздрогнул – он почувствовал себя неуютно. Блондин толкнул его в живот, заставляя лечь на ковёр. Затем медленно развёл его ноги, взявшись за колени. И жадным взглядом окинул открывшуюся перед ним картину.
Шуичи неожиданно стало стыдно. Он попытался свести ноги, но Юки не позволил. А если бы даже и позволил, то в силу некоторых «обстоятельств», Шиндо всё равно не смог бы это сделать. Под внимательным взором золотых звериных глаз парень начал стремительно краснеть.
Этот взгляд…тело наполнялось вязким ощущением жара. Невероятно. Неимоверно.
Юки усмехнулся, склонил голову набок и двинул рукой вдоль члена Шуичи. Того просто подкосило. Он застонал и откинулся назад, упираясь головой в пол и приподнимая торс вверх. Его кожа стала настолько чувствительна из-за возбуждения, что каждая бисеринка пота, скатывающаяся вниз по телу, заставляла вздрагивать.
Эйри потянулся выше, прошёлся языком по кубикам пресса, ощущая, как мышцы мгновенно напрягаются. Провёл ниже. Погладил кончиками пальцев кожу у линии паховых волос. И лизнул головку его члена.
Шуичи издал звук, похожий на тихое мяуканье. Юки ухмыльнулся и заглотил его член практически до основания. Шиндо вцепился в ворс ковра, одновременно закусывая нижнюю губу. Но стоны всё равно прорывались наружу.
Такие звуки его поклонницы точно не слышали. Да и стал бы популярным альбом с записью стонов певца «Bad Luck»? Скорее всего.
Юки прикрыл глаза. Тень от длинных ресниц падала на щёки, придавая его лицу женственную красоту. Он губами вбирал плоть Шуичи почти полностью, а потом быстрым движением возвращался к самому кончику, вызывая в ответ почти что крики.
Шиндо подбросил бёдра вверх и прикрыл рукой рот. Его губы зашевелились, произнося бессвязно какие-то слова. Тянущее ощущение внизу живота, не спеша, накапливало силы, сводило его с ума. Спустя минуту его глаза резко распахнулись.
- Юки! Стой! Я…я сейчас…
Он бессознательно запустил пальцы в волосы Юки. Эйри нехотя остановился. Медленно повёл головой, освобождая рот. Шуичи поморщился. Он был в паре секунд от оргазма. Такое резкое прекращение заставило мышцы резко сократиться. Возбуждение стало слишком болезненным.
Юки сбросил оставшуюся одежду и поставил обе руки по бокам от головы Шиндо.
- Ну что, ты хочешь этого?
С губ Шуичи сорвался вздох.
«Да, быстрее» - слова уже крутились на языке, но в какой-то момент парню стало обидно, что он не проявляет никакой инициативы. Он упёрся рукой в грудь Эйри, не принуждая, но как бы прося сесть на ковёр. Что тот и сделал.
Шуичи, тяжело дыша, сел к нему на колени и, нагнувшись к самому его уху, горячо прошептал:
- Я сам всё сделаю. Наслаждайся.
От этой фразы блондин вспыхнул.
Шуичи поцеловал его, глубоко вводя в его рот свой язычок и чувствуя свой же вкус. Юки отстранился и усмехнулся. Презрительного вида сделать не получилось – дыхание слишком сильно сбилось, да и щёки пылали.
Шуичи слегка привстал на коленях и завёл руки под себя. Его глаза встретились с глазами Эйри. И в этот момент Шиндо ввёл внутрь себя сразу два пальца. Он ахнул, зрачки сузились. Плечи напряглись, и он наклонился в бессилии вперёд, опираясь головой о грудь Юки. Внутри него было жарко и влажно от спермы.
Блондин почти неразличимо застонал. Кожа на кожу. Шуичи был таким горячим. От его тела шёл жар, сводящий с ума.
Шиндо вынул пальцы и осторожно сдавил ими член Юки, фиксируя его в нужном направлении. Затем приподнялся и мягко ввёл его в себя, сорвав ещё один стон блондина, на этот раз более явный.
Теперь Шиндо не было больно. Было невероятно приятно. Невыносимо. Момент наивысшего наслаждения, отступивший было, вновь начал приближаться.
Через пару минут осторожных движений Эйри это надоело. Он взял Шуичи за талию и начал его приподнимать и опускать быстрее, помогая себе бёдрами. Он просто срывался от возбуждения. А самое главное – в лице Шиндо, в его глазах, не было ни капли боли. И это становилось экстатически великолепно. Одной рукой блондин начал водить по плоти Шуичи. Тот тяжело и часто задышал, периодически вскрикивая. Щёки покрыл румянец.
Ещё несколько движений и Юки застыл, а потом выгнулся в спине назад в изнуряюще сильном оргазме.
Шиндо, почувствовав, как внутри него разливается тепло от семени Эйри, застонал, дойдя, наконец, до крайней точки. Он кончил, вытянувшись немного вверх и вжав ладони в плечи Юки. Судороги волнами прошли по телу. Вскоре его отпустило, и он упал на грудь Юки, заваливая того на ковёр.
С минуту они просто молчали. Затем блондин перевернул Шуичи на бок и встал на ноги.
Он оглядел комнату, а затем его лицо резко изменилось…входная дверь…была широко распахнута, открывая замечательный вид на парочку, расположившуюся в самом центре на ковре в зале. И неизвестно, видели ли их.
Слышали уж точно.
- Шуичи…ты…ИДИОТ!!! – зарычал Эйри.
- А?
- Дверь кто закрывать будет?! А?!
- Ой. Извини, я забыл. – Шиндо поднялся с ковра и посмотрел на него. – Ты сильно сердишься на меня?
Юки вздохнул и обнял его.
- Нет.
- Хорошо. – Шуичи расслабился в его руках.
Волосы Шиндо пахли цветами. Бархатная кожа дотрагивалась до Юки. Всё это смешивалось, дурманя разум. В полузабытьи блондин спокойно вздохнул и прошептал:
- Я люблю тебя, Шуичи.
Парень в его руках напрягся. Но…
Сразу после этих слов что-то тёмное в душе Юки растворилось. Исчезло. И наступило осознание того, что он полный кретин. Не мог понять самого себя на протяжении настолько долгого времени. Ведь это чувство терзало его ещё с ночи признания Шиндо.
Шуичи как-то сбивчиво вздохнул. Он поднял на Юки недоверчивый взгляд.
- Что…ты…сказал?
Эйри усмехнулся.
- Ничего. Так, неважно.
- Юки! Повтори!
- Нет.
- Пожалуйста!
- Не-а. Пошли в душ, болван.
Он утянул сопротивляющегося парня за собой.
Входная дверь захлопнулась от сквозняка.
Горничная недалеко от входной двери сползала по стене вниз.
Но Юки было на это плевать.
Теперь это розововолосое чудовище будет, наверное, занимать всё его свободное время. И он умрёт от нервного срыва, как и предсказывал Тома. Но ему было как-то всё равно.
Главное – это не отпустить его. Не забыть осознание этого странного чувства. Имя которому – любовь.

Owari! Ня?

З. Ы.
Под дверью ванной сидит злобная, зубастая авторша, сжимая блокнотик и завывая на все лады:
- Ну впустите меня! Я ещё три страницы написать хочу!
- Нет!!! – раздаётся злобный рык из-за двери. Затем следует поток непечатных выражений.
- Ах так… - Авторша задумывается и суёт руку за кадр, выуживая базуку.
- Прости, Кей, я помню твою просьбу насчёт её использования, но это и есть ТОТ САМЫЙ крайний случай!!!

0

2

*перечитал* мда...ойц)Кумагору,закрой глазки)

0